КОДЕКС ЧЕСТИ ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ БУДЕТ ПРЕДСТАВЛЕН НА 2-М СЪЕЗДЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА В ИЮЛЕ 2018

30 апреля 2018 редакционная группа Общественной Палаты Союзного государства завершила прием и рассмотрение проектов Кодекса чести деятелей культуры Союзного государства и дополнений к ним со стороны представителей сферы культуры Российской Федерации и Республики Беларусь.

Весь собранный материал обрабатывается редакционной группой,  и на его основе будет сформирована итоговая версия Кодекса, в максимально полной мере учитывающая объединяющие ценности, особенности национального менталитета и положительный опыт саморегулирования в сфере культуры, накопленный обеими странами – участницами Союзного государства. Текст документа будет презентован в рамках мероприятий 2-го Съезда Общественной Палаты Союзного государства, назначенного на июль 2018 года, а также опубликован в открытых источниках.

Инициатива создания некоего общего этического кодекса деятелей культуры была внесена еще на 1-м Съезде Общественной Палаты Союзного государства в Минске 19 июля 2017 года известным режиссером, православным деятелем и просветителем, Народным артистом России, членом Патриаршего Совета по культуре Николаем Петровичем Бурляевым. Он же предложил на рассмотрение и несколько возможных вариантов этого документа, в том числе с опорой на успешный голливудский опыт «Кодекса Хейса».
Замысел в нынешних непростых международных условиях предложить отечественным деятелям культуры добровольно взять на себя дополнительные моральные обязательства, способствующие сохранению традиционных ценностей, укреплению общественной нравственности, заботе о подрастающем поколении первоначально не все восприняли однозначно. Однако несомненно, что огромное влияние на общество, оказываемое ведущими российскими и белорусскими деятелями культуры, должно предусматривать и некоторые механизмы саморегулирования направлений этого влияния, внутренней ответственности творца перед своей страной, государственными интересами, национальной безопасностью.
Идея создания своеобразного «православного кодекса Хейса» давно витает и в среде православных деятелей – так, одним из ее родоначальников еще в 2012 году выступила руководитель Международного Сретенского православного кинофестиваля «Встреча» монахиня София (Ищенко). Не случайно это начинание Общественной Палаты Союзного государства в ноябре 2017 года получило и благословение Святейшего Патриарха Кирилла, а также было широко поддержано на слушаниях в различных группах представителей творческой общественности обеих стран, в том числе в регионах – от Дальнего Востока до Крыма.


Свои глубоко проработанные и опирающиеся на колоссальный творческий опыт концепции этого документа в ходе обсуждений представили, кроме автора идеи Н.П. Бурляева, один из известнейших русскоязычных писателей Беларуси, доктор филологических наук, профессор Анатолий Николаевич Андреев, директор Нового драматического театра Минска Василий Васильевич Мартецкий, Народный артист России, Заслуженный деятель искусств РФ Артур Рафаелович Цомая, Руководитель Центра наследования русской культуры Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева МК РФ («Института Наследия»), доктор филологических наук Капиталина Антоновна Кокшенева, Народный художник Российской Федерации, академик Российской Академии художеств Салават Александрович Щербаков, сопредседатель Союза православных женщин, экс-заместитель Министра культуры РФ, кандидат исторических наук Нина Борисовна Жукова, ответственный секретарь Межфракционной депутатской группы Госдумы РФ по защите христианских ценностей, член Союза писателей России Олег Владимирович Ефимов, Народная артистка России, кандидат искусствоведения Лариса Николаевна Трухина, президент Академии имиджелогии, доктор психологических наук, профессор Елена Алексеевна Петрова, Народная артистка РСФСР, лауреат Государственной Премии СССР Зинаида Михайловна Кириенко, дипломат и историк, профессор Федор Вадимович Шелов-Коведяев, доктор культурологии, профессор ЧГУ им. И.Н. Ульянова, председатель Общественного совета при министерстве культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики, Заслуженный работник культуры Чувашской Республики Владимир Александрович Васильев, Народный артист Беларуси Владимир Васильевич Гостюхин, Народный артист Беларуси Александр Васильевич Ефремов, известный белорусский поэт Анатолий Юрьевич Аврутин, Народный артист Беларуси Анатолий Иванович Ярмоленко, музыкальный продюсер, член Союза Музыкальных Деятелей Республики Беларусь Руслан Леонидович Стариковский.

Если в вопросе о том, нужен ли такой инструмент отраслевого (цехового) саморегулирования, как этический кодекс деятелей культуры, в принципе, и россияне, и белорусы выступили единодушно, то по поводу содержания, формы и функций этого документа высказывалась целая палитра мнений, нередко диаметрально противоположных. Затянулись дискуссии о том, следует распространять действие Кодекса именно на деятелей культуры или же на всех творческих работников в целом, приемлема ли для него форма обращения, декларации или вообще некоего нормативно-правового акта о введении официальной цензуры. Разные акценты и приоритеты, учитывающие национальную специфику, расставлялись и в предложениях со стороны Российской Федерации и Республики Беларусь. Дискуссии о Кодексе показали, что за десятилетия самостоятельного развития наших государств менталитет и подходы россиян и белорусов все же приобрели весьма существенные различия, и даже в случае с ближайшим, практически родным союзником следует глубже вникать в его специфику, достижения, проявлять больше уважения к его особенностям и традициям, стремиться лучше понять друг друга. Однако прошедшие обсуждения стали и том числе показательным примером сближения позиций, поиска взаимно приемлемых компромиссов.

В ходе обсуждений в Общественной Палате Союзного государства, окончательно вырисовались контуры будущего документа. Оптимальной признана форма свода добровольных моральных обязательств, осознанно принимаемых на себя деятелями культуры и декларируемых для присоединения к ним всех желающих коллег. Обязательств в первую очередь дополнительных, выходящих за пределы обязанностей гражданина и ограничений, уже установленных нормативно-правовыми актами – то есть в форме саморегулирования.
В то же время, участники дискуссий неоднократно отмечали, что многочисленные отраслевые этические кодексы часто так и остаются лишь декларациями, которые никто не исполняет, поскольку в них нет механизмов контроля и санкций за неисполнение. Поэтому за основу взяли более успешную и работающую форму – кодексы чести (по аналогии с кодексами офицерской, дворянской чести). Таким образом, итоговым документом станет именно Кодекс чести деятелей культуры Союзного государства, а ключевой сферой, которую он будет эффективно регулировать – установление эталонов отраслевой чести, соответствие действий деятеля культуры понятиям о чести, признаваемым в кругу его коллег, то, что можно определить как «рукопожатность». Соответственно, и санкции за нарушения Кодекса будут в первую очередь не карательно-надзорными, а репутационными, в виде утраты уважения и доверия коллег, лишения чести – что, например, в случае с аналогичными кодексами для офицера и дворянина всегда считалось самым тяжким наказанием, гораздо более жестким и несмываемым, чем любой уголовный приговор. Во избежание перегибов и субъективности, в качестве практического механизма контроля соблюдения Кодекса предложена практика судов чести – как в свое время действовали офицерские суды чести, формируемые по мере необходимости при любой воинской части и на любой территории, из уважаемых представителей сообщества.
Обозначились и ограничения по аудитории документа. В качестве таковой однозначно определились именно деятели культуры, а не вся огромная масса творческих работников в целом. О дополнительных требованиях этики и чести однозначно следует говорить лишь в случаях, когда ответственность за результаты и последствия деятельности выходит за рамки требования «соблюдать действующее законодательство и просто качественно выполнять свою работу» — как это происходит в случаях с введением понятий все той же чести офицера, врачебной и педагогической этики. Обычно это касается представителей творческих профессий, в силу таланта, опыта или профессионального авторитета обладающих существенным влиянием на общество, при котором важен принцип «не навреди» и из которого автоматически вытекают расширенные моральные обязательства. И, в том числе, обладающих уже достаточным уровнем профессиональной и личностной зрелости, позволяющей брать на себя эти дополнительные обязательства, осознавать свою ответственность перед обществом, государством.

Разногласия и споры вызвало в первую очередь содержание тех этических норм в творчестве, которые следует продвигать как общепринятые, и тех, которые следует оставить за рамками Кодекса, на личное усмотрение творца, чтобы не утратить свободы творческого самовыражения. Однако разработчики проектов постарались наиболее корректно выделить именно те ценности, которые являются для народов России и Беларуси действительно общими, объединяющими, приоритетными, в том числе опираясь на принятую ранее Декларацию ценностей Союзного государства.
Оживленные дискуссии вызвала и форма Кодекса. Многие из деятелей культуры, принявшие участие в обсуждениях, сошлись в одном: это ни в коем случае не должен быть сухой псевдонормативный документ, наполненным общими фразами – Кодекс должен быть искренен, смел, прозрачен, высоко насыщен ценностями и эмоциями, понятными всем, кому он адресован, чтобы они имели возможность поддержать его и подписаться под каждым его словом, осознавая, какие именно обязанности этим на себя принимают. И обращаться напрямую к лучшему, что есть в душах наших людей. В том числе, чтобы применение Кодекса не превращалось в «охоту на ведьм», мелочное цензурирование и навязывание субъективных оценок, а каждое нарушение Кодекса было однозначно идентифицируемо, и связанное с ним действие было с точки зрения лидеров творческого сообщества реально неприемлемым и достойным общественного порицания.

Ожидается, что презентация Кодекса деятелей культуры Союзного государства станет одним из существенных событий в общем культурном пространстве Беларуси и России, а непосредственное участие в его разработке легендарных режиссеров, артистов, писателей, художников обеспечит его действенность и практическую пользу.