ПРОТОИЕРЕЙ ФЕДОР ПОВНЫЙ: О современной роли и опыте Беларуси в обеспечении мирного диалога, духовного единения и сохранении исторического наследия

22 марта 2019 года на слушаниях в формате круглого стола на тему «Церковь, власть, народ: новые вызовы братским народам и глобальному миру», проведенных Общественной Палатой Союзного государства в «Президент-Отеле» в Москве, большой резонанс вызвал программный доклад одного из самых ярких представителей белорусского православного духовенства — настоятеля Всехсвятского прихода г. Минска, протоиерея Федора Повного. Публикуем его выступление. 

ПРИВЕТСТВУЮ ВСЕХ ВАС!

Прежде всего, благодарю за оказанную честь выступать перед столь уважаемой и представительной аудиторией. Тема круглого стола важна для каждого из нас как никогда, и мы все можем многое сделать для нашего единства. 

Начну выступление со слов митрополита Филарета (Вахромеева), и пусть это прозвучит моим поздравлением Владыке с днем его рождения, который отмечался вчера. Ныне Почетный патриарший Экзарх, Владыка Филарет возглавлял белорусскую митрополичью кафедру более тридцати пяти лет. Он поднял с колен Православие в Беларуси, вывел его с задворков общественного сознания. Его авторитетный голос стал голосом Церкви на моей родине. Его мудрость позволила выстроить отношения сотрудничества Церкви и государства, и она стала активным участником социального устроения общества, выступив инициатором межконфессионального и межнационального диалога. По рождению москвич, по происхождению из русской потомственной семьи дворян, имеющий превосходное классическое русское образование, он искренне служил белорусскому народу и стал его лидером и героем Беларуси. Митрополит никогда не терял из виду духовное единство славян, но в то же время берег национальное своеобразие и культуру белорусов. В рамках Русской Православной Церкви он вел нас к Богу путем нам понятным и удобным, в темпе нашего особого белорусского темперамента.

Митрополит Филарет сказал: «Должна быть презумпция благородства, а не низости. Коль мы не можем заглянуть в чужую душу, то должны изначально предполагать лучшие мотивы спорных поступков наших братий и отцов». И эти слова как нельзя актуальны сегодня и сейчас.

Вызовы нашему единству и крепости будут появляться всегда, это закон противоборствующей силы зла. Зло стремится нарушить божественный порядок и мир. Добро стремится к согласию и общежитию, зло к одиночеству и изоляции. Добро выбирает созидание, зло – разрушение. Мы забываем об этом. И когда приходят вызовы, как часто используем презумпцию низости, обвиняя, используя, манипулируя. Сдержанность должна присутствовать непременно, на все вызовы нужно отвечать благоразумно и без эмоциональных перепадов от пафоса до нанесения обиды оппоненту, который минуту до этого был другом.

Невольно приходят слова Евангелия, что быть смиренным – выигрышная позиция. Не садись по правую руку от господина самовольно, чтобы не попасть тебе в неловкое положение, когда он пригласит на это место кого-то более достойного тебя, но сядь в отдалении, чтобы господин, видя твою скромность, сам пригласил занять подобающее тебе место.  

Думается, именно информационные пыльные бури больше всего подрывают реальные, близкие отношения россиян, белорусов… и украинцев – там эти бури стали оружием массового поражения. Ведь говорят мудрые старые люди, напутствуя новобрачных – хочешь сохранить брак,– не жалуйся даже матери. А мы сами у наших народов закладываем негативное отношение по отношению друг ко другу. Но ведь это самое страшное – разрушить единство на уровне народных связей. В последние месяцы слышу мнения простых россиян, что белорусы обнаглели. Разубеждаю, что многое, что они слышат по телевидению и читают из интернета – это неправда, что белорусы по-прежнему считают русских самыми близкими и готовы делиться всем, что имеют, помогать и поддерживать в человеческом плане.

Ни одному белорусу лично не нужна российская нефть, и он не будет реализовывать колбасу русскому другу. Он просто ею накормит. Все остальное – это экономические и политические интересы. Если свести союз только к такому расчету, он исчезнет. Безусловно, союзные отношения всегда выглядят как экономические и политические договоренности, но по сути союз рождается волей руководителей и волей народов исходя из более глобальных целей. Содержание и цель нашего Союза – это человеческие связи: родственные и дружественные. Двадцать лет назад Союзное государство задумывалось, прежде всего, для людей, для того, чтобы граница не резала ножом по живым братским и родственным чувствам. Поэтому и сейчас, на изломе, по-прежнему нужны воля и цели. Чем больше человеческого, тем крепче союз. Чем  больше точек соприкосновения мы найдем, тем теснее и ближе станем  друг к другу. Чем глобальнее цель поставим, тем более долгосрочными будут наши перспективы.

Белорусская государственность насчитывает около ста лет. Но самостоятельность мы получили всего 30 лет назад. До конца не осознав, рады или нет, такому дару, поскольку новое государство возникло на обломках великой страны. Наш народ имеет общую с Россией историю, нам столько же лет. Последние археологические исследования на юге Беларуси дают возможность прорабатывать теорию о том, что прародиной славян было Полесье. Белорусы, проживая в составе разных государств, не единожды испытав гонения на веру, помимо воли принимая на своей земле народы, неродственные по крови и по вере, учились жить в мире со всеми. Опыт был разный: были ошибки, но за них приходилось расплачиваться кровью людей. Земля, ставшая родиной для многих, на которой все должны были уживаться, постепенно воспринималась единственной общей реальной духовной и материальной ценностью – она давала пропитание и кров, на ней закладывались свои традиции и обычаи, вбираемые от разных культур. Войны, которые несколько раз за каждое столетиеопустошали ее, прочно вошли в сознание белорусов как абсолютное зло. Кроме того, на территории Беларуси во время Второй Мировой Войны находились лагеря смерти. В них самым жестоким образом воплощалась политика геноцида славян и евреев. Белорусы очевидцы сотен тысяч смертей – той страшной цены нацистских идеологий. Наши потери исчислялись не только погибшими воинами, но и уничтоженным мирным населением, среди которых были старики, женщины и дети. Воля к миру, воля к свободе и справедливости развита в нашем народе наиболее сильно.

И эта воля может убедить других сложить оружие, может убедить сесть за стол переговоров. Да, мы малы, но наша история, наш нейтралитет может служить местом переговоров и урегулирования отношений именно потому, что мы не являемся центром силы. Давид имел лишь пращу (рогатку) и волю сообразную воле Бога, поэтому и победил вооруженного великана Голиафа. Эта воля к миру – основной ресурс нашего небольшого государства. 

Поэтому Беларусь предлагает свою дружбу и призывает всех искать мирные пути урегулирования конфликтов. Тем более это касается исторически сложившихся родственных связей с восточными славянами. И мы ратуем за Союзное государство исходя не только из экономической выгоды, иначе для поставленных задач хватило бы других государственных интеграций, которые сейчас существуют, а исходя прежде всего из потребности в мире. Мы не болеем национализмом. Не измеряем себя через понятие «мы не русские», но наоборот,  говорим: мы такие же, только со своим колоритом.

Однако время спешит вперед, новые поколения растут в Беларуси в рамках ее государственных границ и мышления, и поэтому эти поколения будут дорожить своей суверенностью. Если мы в нужном русле приложим совместные усилия сейчас, то молодежь будет воспринимать свою независимость и свободу так, как это происходит в нормальныхсемьях: где за каждым сохраняется право на личное пространство. Они не станут противопоставлять себя друг другу. Исходя из этого, мне видится, что Союзное государство можно позиционировать как гарант суверенитетов его стран-участниц.

Беларусь для братских народов предлагает быть территорией, в которой контурно, символично сосредоточены общие точки прикосновения. То общее, что является исторической мировоззренческой базой для наших государств. Во-первых – язык.Наше большинство говорит на русском, мы понимаем друг друга. Да и сам белорусский язык ближе всех славянских к древнему варианту. Язык – это понятийная база народа, и имея общие корни слов, мы имеем одни ценности. Славянская азбука создавалась для перевода священных текстов, поэтому наше мировоззрение основывается на Евангелии, на восточном христианстве. И тот церковно-славянский язык, на который все так привыкли жаловаться, на деле оказывается един для трех народов, един и при желании понятен. Как бы сейчас не ругали Церковь за консерватизм – это тот узел, который связывает наши народы. Язык и вера. Да и купель у нас общая.

И еще. Ничто так не сближает людей, как общая историческая память. Беларусь одна из немногих постсоветских республик хранит память о Великой Отечественной войне трепетно и ревностно, не превознося пособников нацистов как национальных героев, не перетягивая заслуги на себя, не сносит памятников и не топчет могилы солдат. Потому что эта общая наша Победа стала краеугольным камнем белорусского самосознания. Мало на нашей земле наследия средневековья, она вся – памятник героизма советских людей в борьбе с фашизмом. И поэтому Беларусь может быть источником знаний о Великой Отечественной войне и для русских, и для украинцев, и для других народов. Нет более надежных связей, чем осознание совместного подвига и совместных потерь.

Уверенно об этом говорю, так как имею опыт строительства Храма-Памятника в честь Всех Святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших, посвященного всем белорусам, погибшим в течение последнего тысячелетия в войнах и исторических трагедиях. Этот проект, который начался еще в 1989 году, неожиданно оказался самым востребованным простыми людьми, и не только белорусами. Идея памяти консолидировала общество, и более того, дала основание народу вырасти в нацию. Она перевернула сознание, поскольку перед глазами предстала картина не в горизонтальном разрезе, как мы привыкли рассматривать любое историческое событие, но в вертикальном, в глубинном. Оказалось, что белорусов не девять с половиной миллионов, а десятки миллионов мужественных и достойных людей, что за эту землю боролись люди разных вер и разных национальностей. Земля их соединила настолько тесно, что невозможно теперь отделить их частицы. Поэтому и в народной памяти нет разделения, а раз нет разделения, значит, нет повода для конфликта, но есть поле для совместных дел.

Крипта и музей находятся под сводом православного храма-памятника, но вынесены за пределы богослужебного пространства, чтобы верующие других религий имели возможность приходить и отдавать долг памяти погибшим соотечественникам и своим единоверцам. Православная Церковь выступила инициатором этого проекта, поскольку Православие – главенствующее вероисповедание белорусов, определившее ход ее истории, и большинство населения придерживается ее традиций. А также потому, что именно христианство верит в вечную жизнь души и победу Воскресшего Христа над смертью. В рамках этого учения души павших живы, а значит, и наша память о них может быть реально вечной. Ратный подвиг Церковь приравнивает к подвигу святости, и сугубо молится о погибших на полях брани. Поэтому культура памяти наших народов коренится в большей степени в традиции православия.

Если возникнут у кого-то мысли о необходимости конфликтов, привозите его в крипту. Увидев сосредоточение горя и ужаса, никто не захочет войны, только безумный.

Если кто-то сомневается, кто есть союзник и брат, а кто нет, приводите его в крипту – там земля из братских могил. Нам друг тот, кто жизнь отдавал за нас и вместе с нами погибал, но не тот, кто стрелял в упор и рушил наши дома. Кто не понимает, к чему приводит оголтелый национализм – приводите в крипту, в ней хранится урна с пеплом и обожженными костями узников лагеря смерти Тростенец. Кто хочет понять, разницу между национализмом и национальным своеобразием — поднимитесь во Всехсвятский храм. Там лики белорусских святых приветливо встретят вас, но не остановят и не замкнут на себе, а как бы сопроводят до центра храма, где подняв голову, вы увидите всю полноту Церкви, и затем ваш взгляд устремиться в небо, туда, куда возносится сам Христос, и куда призывает следовать каждого человека на земле. Да, орнаменты, украшающие стены, белорусские, традиция иконостаса белорусская. Но ведь это лишь способ выражения, это по-своему высказанная, но общая для всех нас мысль. Белорусские святые – это часть собора всех святых. А все святые – Церковь Христова. В ней нет гражданства земного, и поэтому ее членами являются княгини Евфросиния Полоцкая и равноапостольная Ольга, святители Алексей, Филарет Московские и Кирилл Туровский, преподобные Афанасий Брестский и Сергий Радонежский, блаженные Ксения Петербуржская и Валентина Минская, Матрена Московская и Манефа Гомельская. Такие же аналогии можно провести к единству наших братских народов. Наше национальное своеобразие – это лишь своеобразие пути к цели, которая может быть нашей общей.

Духовно мы уже имеем общую цель, но можем иметь ее и в земном измерении, если захотим. И нас связывают теснейшие нити, которые мы начинаем обрезать, а ведь можем бережно сохранить и укрепить, невзирая на вызовы времени. Стоит лишь нащупать общие темы, а их много в истории и культуре, в совместных традициях. Нужно рассказывать молодым поколениям о дружбе наших народов и показывать то единое, что у нас есть.

Жить, зная, что где-то есть твой союзник и друг, который подставит плечо в нужный момент, становится проще.

Привозите молодежь в Храм-Памятник в честь Всех Святых – и хотя он современный символ национального самосознания белорусов, но в такой же степени он является и символом братства славян, поскольку белорус вне его себя не осознает. Этот храм  может стать и символом нашего Союзного государства и служить действенным каналом народной дипломатии.

Мы сами должны взять инициативу в свои руки и быть дружными, не взирая на информационную пыль и атаки, на официальные заявления, суть и цель которых нам никогда до конца не будет открыта. Наша судьба – быть вместе, и мы сами можем для этого сделать очень и очень много.